Оружие

ТОЗ-34: первая доступная вертикалка

Стоит отдать должное конструкции Гуревича, которая послужила базой для разработки Коровякова, ставшей ТОЗом-34 в 1965 году.

Послевоенные же отечественные ружья основывались все больше на довоенных немецких горизонталках, а вертикалок…

А вертикалок практически и не было.

Да, в 1946 году был создан ЦКИБ, и через два года появилась первая отечественная вертикалка собственной разработки — МЦ-6.

При этом мы помним, что «шестерка» разрабатывалась как ружье спортивное, стендовое, и только потом, когда производство вышло на уровень, стали появляться «шестерки» для охоты. Но их было немного, они были дороги и, соответственно, распространены мало. То же самое можно сказать о последующих моделях — охотничьих МЦ-5, МЦ-10 и спортивной МЦ-8.

А простой, доступной, массовой вертикалки все равно не было. В 1953-м эпоха товарища Сталина закончилась, и на его место пришел человек совершенно иного склада. Неспешное, шаг за шагом, развитие различных отраслей народного хозяйства сменилось на нервные, необдуманные скачки. Скачки в никуда, без всякой подготовки, на авось.

И, что характерно, эта тенденция нашла отражение даже в разработке новых моделей оружия. В 1959 году свет увидела первая отечественная вертикалка широкого разбора — ИЖ-59. В те годы считалось хорошим тоном называть модель в соответствии с годом начала производства.

Это было первое и последнее гладкоствольное ружье из Ижевска с собственным именем «Спутник». «Спутник» — как отражение тогдашних достижений страны в деле освоения космоса.
Ружье считалось спортивно-охотничьим: ствольный блок 750 мм, каналы 18,5, составное цевье из трех элементов. Все это выглядело чрезвычайно эффектно, но одна деталь портила дело.

Ствольный блок был не традиционно паянным, а собранным на муфтах. То есть стволы были запрессованы патронниками в одну муфту, а дульные срезы прятались в другую. Красивое технологическое решение заметно ускоряло и удешевляло процесс сборки, но основным критерием истины вновь оказалась практика.

 

Ствольный блок, собранный на муфтах, мог, что называется, дышать. То есть блок не коробился от нагрева, даже неравномерного, когда несколько выстрелов подряд производится из одного ствола. И каналы диаметром 18,5 предполагали постоянство боя при использовании бумажных гильз.

При движении по стволу деформация дроби при перестроении снаряда заметно меньше, чем в канале 18,2. Но многие жаловались на то, что ружье живит.

Этим термином называли недостаточную резкость боя. Хотя дело было не столько в ружье, сколько в самосборных патронах ненадлежащего качества, у которых диаметр пыжей соответствовал неизвестно какому калибру.

И если жесткости ствольного блока, собранного на муфтах, было более чем достаточно для снаряда массой 28–32 грамма, то попытки превышать нормы заряжения и снаряжения заканчивались тем, что ружье начинало крестить, то есть верхний ствол бил ниже точки прицеливания, а нижний выше.

Что тоже было издержками сборки патронов на глаз, наугад, на ощупь, а также по мерке. Для того чтобы получить бой приемлемого качества от ружья спортивного толка, следовало бы собирать патроны с использованием весов. Особенно это касается бездымного пороха.

Последним гвоздем в крышку гроба «Спутника» стал 12-й калибр — Иж-59 выпускали в единственном калибре. И 1961 год оказался для 59-го последним. Стоит отметить, что в том же году закончилась производственная жизнь ИЖ-54 первой серии.

У них стволы ужали со стендовых 18,5 мм до более привычных охотничьих 18,3 мм и ствольные блоки укоротили до 730 мм и стали собирать их, запрессовывая казенные срезы ствольных трубок в муфту, на которой фрезеровали ствольные крюки, отойдя тем самым от демиблочных ствольных блоков, собираемых в шип из двух ствольных трубок с отфрезерованными на них половинами крюков.

Это важно. Длина ствольных трубок и способ сборки ствольных блоков стали основой для унификации с моделью ИЖ-12, которая увидела свет в том же 1962 году. И это было гениальным решением, поскольку появилась возможность собирать ствольные блоки быстрее и дешевле.

 

При выпуске ИЖ-12 учли особенности 59-го. Изначально был заложен выпуск ружья в двух калибрах: в 12-м, в те годы скорее спортивном, чем охотничьем, и в 16-м, по сути народном калибре.

Основная масса ружей охотничьего толка была все же в 16-м калибре, и эта традиция началась с первых тулок модели Б, которые изначально выпускались и в 12-м тоже, но в результате от 12-го отказались.

Итак, Иж-12. Первая модель завода, в названии которой отказались от нумерации в соответствии с годом. И эта цифра, созвучная с калибром, долгое время была основой для путаницы. Чего только не писали в охотбилетах и разрешениях!

И ИЖ-12-16 калибр, и ИЖ-16, модель-калибр 12 и просто ИЖ, калибр 12 —  все что угодно, любые вариации! И часто бывало, что вертикальное ружье ИЖ-12 из объявления о продаже при ближайшем рассмотрении оказывалось обыкновеннейшим 27-м.

С названием, с калибрами, с диаметром каналов и длиной стволов разобрались. Что осталось? У 59-го была чрезвычайно интересная врезка железа в дерево, нетипичная для отечественных крупносерийных изделий буква М в виде двух окружностей.

У 12-го этот элемент упростили, ограничившись прямоугольником с закруглением углов в сопряжении и концентратором трещин внизу, маленьким прямоугольным уступом. И упразднили составное цевье, ограничившись П-образной деревяхой.

Если у 59-го часто появлялись трещины по нижнему углу в боковых сопряжениях ложи, то у 12-го к трескающейся понизу ложе получили трескающееся цевье. Прогресс однако! В ударно-спусковых механизмах появились интерцепторы.

 

Пользу этих скромных, на первый взгляд, устройств переоценить трудно. В случае падения ружья с курками на боевых взводах курки с боевых взводов могли сорваться, но… выстрела не происходило.

Курки исправно перехватывались интерцепторами на половине хода, и это происходило лишь потому, что во время срыва курков не были нажаты спуски. То же самое происходило, если случайно тронуть спуск, не нажав положенным образом.

Ружье с курками на интерцепторах выстрелить не могло до тех пор, пока не были открыты стволы и пока курки не были взведены вновь обычным порядком. С точки зрения обслуживания и ремонта ружье оказалось простым и доступным для понимания.

Чтобы получить доступ к ударно-спусковым механизмам, достаточно было двух плоских отверток: одной подлиннее и побольше — для ложевого винта, утопленного вглубь ложи, другой средней — для винтов цевья и шурупов ложи.

Снятая ложа открывала доступ к ударно-спусковым механизмам, а дальнейшая разборка-сборка требовала лишь выколотки да трехсотграммового молотка.

Примерно до 1970 года ружье выпускалось с неавтоматическим предохранителем. Но с учетом того, что из десяти выпускаемых ружей четыре отправлялись на экспорт (ружья служили надежным источником инвалюты), предохранитель стал автоматическим на всех выпускаемых ружьях (автоматическим — включающимся всякий раз при повороте ключа вправо до упора).

Но охотники в СССР привычки к таким предохранителям не имели, а потому для некоторых нововведение означало отказ от выстрела. Ружье почему-то не хотело стрелять. Некоторые переучивались, некоторые отключали автоматику.

 

Как первое ружье с вертикальным блоком стволов, вышедшее в народ внушительным тиражом, ИЖ-12 показал себя с лучшей стороны. Модель получилась простой и надежной, не имеющей детских болезней. Трещины цевья и ложи были следствием жесткой, а иногда и вовсе безжалостной эксплуатации, но это мало кого смущало.

Кто-то изготавливал ложу и цевье с нуля, кто-то находил замену, а остальные прибегали к помощи эпоксидной смолы, шурупов, винтовых стяжек и синей изоленты — большой, к слову сказать, дефицит по тем временам.

Отсутствие чистки и ухода приводило к тому, что хром отслаивался лоскутами. Пренебрежение нормами снаряжения и заряжения приводило к люфту в шарнире поперечного болта, а ключ, запирающий стволы в закрытом состоянии, заметно косился влево. Но это не мешало ружью продолжать служить.

Понятное дело, настрел никто не считал, а прогары вокруг отверстий бойков были обыкновеннейшим делом при использовании изрядно пострелянных латунных гильз под капсюли типа ЦБ.

 

В 1971 году началось освоение следующей модели завода — Иж-27. Цевье 12-го не позволяло разместить эжекторы, а экспорт требовал и эжекторов в том числе. «Двенадцатые» выпускались примерно до 1974-го года, после чего окончательно сошли со сцены.

За 13 лет производства было выпущено 311 633 единиц модели ИЖ-12, 129 000 из них уехали за пределы страны Советов. Стоит также отметить, что ИЖ-12 послужил родоначальником ижевских комбинированных ружей под патрон центрального боя, модель называлась ИЖ-15. Верхний ствол 16х70, нижний под 5,6х39 тип А.

Также на базе 12-го выпускались единичные экземпляры комбинированных ружей и штуцеров в сочетаниях: 12х70 + 7,62х51 и 7,62х51+7,62х51.

Автору этих строк не доводилось слышать ни одного отрицательного или даже просто прохладного отзыва о модели ИЖ-12. Все владельцы, даже бывшие, даже по прошествии двух десятков лет вспоминали свой 12-й с какой-то особой теплотой.

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button