Охота

Милитаризация охоты — опасная тенденция

Есть еще среди нас и немало охотников, которые дорожат установившимися годами и даже веками охотничьими традициями, передаваемыми друг другу от отца к сыну, из поколения в поколение.

Но, к сожалению, очень большое количество охотников сегодня, особенно среди молодых или только начинающих охотиться, которые уже и не знают, что такое рожон или как изготовить рогатину, способную удержать тушу огромного и разъяренного зверя.

Они не задумываются и о разнице между определениями «добыть» или «убить» дикого зверя.

Зато они уверенно признают приоритет и мощь нарезного оружия; знают, что такое дальномер, лазерный целеуказатель, GPS-навигатор, прицел и прибор ночного видения и что такое экспансивная пуля.

Увы, разработка новых и модификация имеющихся видов оружия и приспособлений для уничтожения людей не обошла стороной и оружие для охоты на диких животных. Хотя… охоты ли?

Охотой признается нахождение в охотничьих угодьях с оружием или охотничьими собаками без поводков или намордников, а также выслеживание или преследование с целью добычи диких зверей и птиц и, соответственно, сама их добыча. Это понятно всем, и это — закон.

Но скажем так: закон далеко не демократичный. Не для людей — здесь все в полном порядке. А вот для диких зверей и птиц этот закон означает, что эти человеческие правила практически не учитывают их, диких зверей, право на возможность спасения от человека в своей среде обитания и во время охоты на них.

В чем дело? Я не случайно начал свой очерк с того, что «было время…». Издревле и кое-где до настоящего времени охота является средством к существованию целых народов.

Такая охота действительно приносит коренным народам в труднейших природно-климатических условиях жизни еду, одежду, кров и деньги на жизнь от реализации продукции охоты.

Но также издавна охота являлась и способом удовлетворения морально-эстетических потребностей людей в общении с дикой природой, в том числе и путем добычи диких зверей и птиц в так называемых «спортивных и любительских» интересах.

 

В этом случае, как правило, охотник сможет добыть дичь только после длительного изучения повадок диких зверей и птиц, особенностей их жизни, зачастую специально для этого натаскивая охотничьих собак, изучая литературу, слушая и перенимая опыт именитых охотников.

И эту охоту можно сравнить ни много ни мало с искусством добывания сильных, острожных, смелых, ловких и в то же время пугливых диких животных.

Что же сегодня представляет любительская охота для человека? А сегодня охота для очень многих молодых, да и не очень, охотников — это времяпрепровождение с оружием в дикой природе. И тут цивилизация и прогресс сыграли злую шутку с братьями нашими меньшими: человек создал столько техники, электроники и такого оружия, что шансов выжить у них не остается.

Вездеходы, квадрокоптеры, высокоточное оружие, приборы для ночной охоты, тепловизоры, электронные манки, имитирующие различные призывные голоса диких зверей и птиц — это еще далеко не полный перечень материально-технического обеспечения современной технологии промысловой и браконьерской добычи диких животных, которую многие именуют в наше время спортивной и любительской охотой.

Современный охотник, имея средства, может сегодня добраться в любую точку планеты для добычи любого дикого зверя и добыть его там. И это интересно, заманчиво и логично.

Но есть одно «но». Все указанное выше, вместе со сплошными и массовыми вырубками лесов, беспрецедентными по площади лесными пожарами, прокладками по охотничьим угодьям энергетических, автомобильных и железнодорожных магистралей, активной химизацией сельскохозяйственного сектора и сплошной мелиорацией не было предусмотрено Создателем, когда он разрешил и повелел человеку использовать диких животных для их добычи.

Сегодня охота и добыча с помощью ультрасовременного оружия превращается в убийство, а это далеко не одно и то же!

И ведь сама по себе суть охоты — используя опыт, знания и ловкость, перехитрить ловкого и осторожного дикого зверя, найти и раскрыть точные алгоритмы его поведения, скрытно подкравшись вплотную, налюбоваться образом жизни диких животных, испытать себя на знание тонкостей и секретов природы, на выносливость, на смелость и, как вознаграждение, получить заслуженный трофей — изначально представляет собой очень кропотливый и непростой труд и величайшую, на генном уровне, увлеченность и любовь к дикой природе.

 

А что такое охота с помощью новейшего оружия, техники и технологий — без права зверя на спасение или на возможность самозащиты?

Это банальное убийство, а не добыча ничего не подозревающего зверя или птицы врасплох, на большом расстоянии, то есть без скрадывания, без томящегося ожидания, без учета личного опыта и, на мой взгляд, без самого главного — без любви к природе и настоящего охотничьего азарта и адреналина, ради чего, в принципе, и существует любительская охота.

Ведь в любви к природе и весь замысел охоты, а не в любви к оружию как средству превосходства над диким зверем.

Именно новейшие образцы так называемого охотничьего оружия и вызывают горькую усмешку у настоящего ценителя природы и охоты.

Автоматы «Калашников», боевые снайперские винтовки и карабины — машины для убийства людей — путем простейшего манипулирования, «кастрации» превращены в так называемое охотничье оружие.

Но где же истинный стиль охотничьего оружия — стиль плавных линий и очертаний, мягкого и теплого дерева ложи, гармонии грозной силы и эстетики?

Где жажда тихого и скрытного любования и наслаждения красотой первозданного мира, а не протаскивания в лес войны, продукции урбанизации, механизации и военно-фантастического дизайна, вездесущих гаджетов, ширпотреба, боевого оружия и придатков к нему в виде тепловизоров, электроманков или приборов ночного видения?

Откуда появляется у некоторых людей неистребимое хищническое желание — убить? Почему в лес проникают с оружием жадность, вседозволенность и власть денег?

Наверное, с последнего и надо начинать разумно оценивать эту тенденцию и задумываться о последствиях такой вот «гонки вооружений» в охотничьем хозяйстве.

А если точнее, то не в охотничьем хозяйстве, а в процессе любительской охоты, то есть в процессе добычи в спортивных и любительских целях диких животных и птиц.

Что заставляет новых охотников приобретать мощное оружие и навороченные приборы для добычи диких зверей — без изучения дикой природы, без любования ею, без особого труда и специальных навыков?

 

Причин несколько. Одна из главных — это желание «без труда выловить рыбку из пруда». Главное охотничье правило: сначала полюби и изучи, и за это тебе воздастся, уже не принимается всерьез.

Почему? Потому что не охотничий азарт гонит в лес таких людей с оружием, а жажда наживы, гордыня, чувство превосходства и, к величайшему сожалению, отсутствие знаний этики и истории охоты.

Надо хорошо знать и помнить, если ты настоящий охотник или еще только хочешь и надеешься им стать, что не проституция древнейшее занятие человека. Конечно же — охота!

А пороки берутся в наших душах совсем с другой стороны и по другим причинам. История и традиции охоты предусматривают тихое, кропотливое, вдумчивое изучение повадок и жизни диких животных и, соответственно, способов их добычи так, чтобы не томилась душа после этого переживаниями от «загубленной жизни».

И вот сама по себе традиция охоты охотника-любителя — быть честным перед природой, скромным и не жадным человеком и охотником. И только так природа милостиво вознаграждает и отдает человеку в качестве подарка его добычу.

А то, что берут сами сегодня от природы новые охотники, это не дар природы, это рэкет и насилие над ней.

Прячась за утверждение о гуманности высокоточного и мощного оружия, новые охотники не только не скрывают своего неумения и нежелания заниматься охотой, каковой она должна являться в наше время по сути: тихой, без жадности и, главное, с любовью; очень многие охотники сегодня выезжают на любительскую охоту как на промысел.

 

Вот в этом и вся беда сегодняшнего охотничьего хозяйства, а если точнее — сегодняшнего общества охотников. Военная форма, военная техника, военное оружие, военные технологии — не для чего, а против кого! Против диких зверей и птиц. Абсолютно недопустимые в природе соотношения сил и средств. И этому рано или поздно будет положен конец.

Но пока ВПК не научится выпускать, раз уж взялся, чисто охотничье оружие: и по внешнему виду, и по характеристикам боя, и по качеству изготовления, и по качеству материалов, и по дизайну — многие из молодых охотников, нашего будущего, будут воевать в лесу с дикими зверями охотничьим оружием военных образцов.

Такая война обречена на истребление в охотничьих угодьях всего живого: от дятла до лося, потому что такое оружие покупают те, кто не знает, что такое настоящая охотничья натура и романтичная душа охотника.

Поэтому они и не знают приоритетов и ценностей настоящего охотничьего оружия и, соответственно, как добыть зверя настоящей охотой, а не деньгами.

Надо ли простому охотнику нарезное оружие, это дело каждого. Я, например, отохотился со своим ружьем «Лось-4» около пятнадцати лет. Но использовал его сугубо в промысловых целях или для охоты на волков, хотя почти никогда дальше двухсот метров из него и не стрелял — не было такой необходимости да и желания.

Зачем сегодня оно мне, не знаю, потому что сейчас я любого, подчеркиваю, любого зверя добуду из своего надежного ИЖ-58МА с посветлевшими от времени кончиками стволов.

И когда я вижу на охоте, словно в фильмах-боевиках, машины для убийств, я непременно завожу спор с хозяином такого оружия о стрельбе на меткость по мишени.

 

После охоты. И почти всегда на расстоянии для стрельбы из гладкоствольного оружия побеждаю. Да не потому, что их оружие плохое или я — супермен. Просто люди не только не умеют охотиться, еще не умеют и хорошо стрелять.

Зачем человеку такое оружие? Ответ — игрушка! Страшная, настоящая, боевая, недешевая, красивая игрушка для убийства, но не для охоты. Звучит плохо, но это факт.

А к этой игрушке, как правило, следуют приложения: ночной прицел, дальномер, тепловизор, электронный манок, дроны, одежда с подогревом, радиостанция со спутниковым мобильным и GPS, вездеход, база с теплым туалетом, егеря-прислуга — для работы с убитым зверем.

Что ж, кто платит, тот и музыку заказывает. В таком случае пришло время за такое вот убийство взымать и соответствующую повышенную плату.

А еще лучше, как показала практика с казино для «новых наших», создавать специальные специализированные охотничьи хозяйства с вольерными охотничьими животными для таких вот «боевиков» и с соответствующим ценами и налогом на прибыль для таких охотпользователей.

Экономика здесь простая. Выбивая у себя в охотничьем хозяйстве подчистую дикого зверя, недобросовестные охотпользователи за счет сверхприбылей от таких охот жируют. Но в природе пустых мест не бывает.

Дикие звери из соседних регионов занимают пустующие угодья и становятся очередной добычей несложного охотничьего промысла, называемого любительской охотой.

Такие вот «паразиты» могут за пять – семь лет истребить поголовье копытных всего района, проводя охоты в одном сравнительно небольшом участке, в одном месте.

В то время как простые, но истинные охотники обходят стороной такие угодья: им здесь нет места по многим причинам, и в первую очередь потому, что они — настоящие охотники, а не охотники military, то есть военные, в плохом смысле этого слова.

Многие из нас сегодня зачарованно смотрят на мягкие, незлобные формы хороших импортных карабинов: из дорогого дерева удобные и красивые приклады, стремительные формы их лож, цевья, не агрессивный, но строгий дизайн стволов и прицельных приспособлений, удобство, гармоничный дизайн и гарантированная точность стрельбы.

Это оружие для охоты! Стоит оно недешево, но оно того стоит: и качеством стрельбы, и надежностью конструкции, и своей классической формой, и своим предназначением радовать душу на настоящей охоте.

Точно так же, как и металлический или пластиковый манок на веревочке, точно так же, как и широкие охотничьи лыжи, ягдташ с кожаными ремешками, фетровая шляпа, настоящий кожаный патронташ, закопченный котелок для чая на костре и сам костерок после настоящей охоты.

Это — охота, и я уверен, что все military мечтают о такой вот охоте. Почему же не исполняют свою мечту? Мода… Престиж… Деньги…

В начале двухтысячных годов меня попросили свозить на экскурсию в охотничьи угодья группу норвежских ученых-охотников, находящихся в стране по делам. Они хотели увидеть диких кабанов в свободной среде их обитания.

Экскурсия с посещением кормовых полей и на засидках с вышек без охоты удалась на славу: и кабаны пришли, и фотографии удались хорошие. Но больше всего норвежских гостей поразило ружье ТОЗ-63 одного из егерей.

 

Держа оружие в руках, они цокали языками, улыбались, а после стрела картечью по бетонной плите на заброшенной ферме спросили у меня, как им купить здесь такое же, ружье за любые деньги, и вывезти его к себе на родину.

И в то время они не жалели двух тысяч евро за такой вот «раритет». Не знаю, отдал ли бы егерь свое любимое и надежное ружье, если бы была такая возможность, но я знаю сегодня очень даже много охотников, которые ищут и покупают старое, классическое, оружие.

И не столько для коллекций, а больше для того, чтобы отдохнуть душой, походив с курковкой или такой же надежной вертикалкой по набродам, петлям и скидкам русака, пугнуть из камышей зазевавшуюся утку, выманить из еловой чащи задир-петушков рябчиков, послушать чарующую музыку гончих, а то и втихаря дать стрельнуть сыну или внуку по газете, украдкой смахнув сентиментальную слезу от вида восторженной детской гордости и необыкновенной радости на личике с полосками сажи на губах от жареной на костре картошки.

Это — наше, и такими мы будем до тех пор, пока будем уважать самих себя и наше будущее. Поэтому и не стоит на настоящей охоте грешить учебной войнушкой или убийством диких зверей и птиц из военно-охотничьего оружия и с помощью специальных электронных средств обмана зверей и птиц. Это точно не наше.
 

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button