Охота

Бойцы в черных фраках

Каждая их таких охот долго хранится в памяти благодаря сильным переживаниям, которые испытывает охотник.

Недаром картины увиденного и пережитого на весенних охотах вдохновляли не одно поколение поэтов, прозаиков и художников на создание прекрасных произведений искусства.

У каждого человека должно быть любимое занятие или место, где он отдыхает душой. Мое — это охота! Я люблю в ней все, от начала и до конца: момент сборов, время в дороге, приезд на место назначения, обустройство лагеря, посиделки у костра, рассветы и закаты…

Пусть нет связи, интернета, привычного быта и комфорта, зато житейские проблемы и рабочие вопросы уходят на задний план, и человек наслаждается всем, что происходит вокруг, здесь и сейчас, и восстанавливается быстрее, чем на любом другом отдыхе.

Наш выезд мы запланировали за сутки до официального открытия весенней охоты. Лицензии на руках, машина загружена всем необходимым под завязку — пора в путь.

Надавив на педаль газа, мы даже не заметили, как промчали 700 километров за ночь и к утру были в Тамбовской области, а если быть точным, в северо-восточной ее части, в укромном труднодоступном месте, где нас ждал товарищ.

 

Обменявшись приветствиями, мы двинулись дальше по давно не езженой дороге. Еще не растаял снег, огромные лужи были покрыты льдом, который с треском ломался под весом проезжающих по нему машин. Несмотря на то что на календаре давно уже была весна, погода все же напоминала зиму, со снегом, ветром и температурой ниже нуля.

Продвигаться приходилось медленно, от этого дорога к лагерю показалась целой вечностью. Признаться честно, самостоятельно найти такое место было бы нелегко. Когда машины прибыли к конечной точке нашего маршрута, глазам предстало удивительное зрелище, способное вскружить голову любому своей дикой красотой и первозданностью.

Пока шел сбор палаток и налаживался быт, более опытные товарищи, кто охотился здесь не первый раз, прочитали мне целую лекцию об охоте на тетерева на току.

Как оказалось, тетерева могут годами не менять место своего обитания. Иногда они смещаются на незначительное расстояние от него. Это происходит, когда на тетеревов интенсивно охотятся и часто беспокоят.

В принципе, тетеревиный ток найти совсем нетрудно. Но начинать поиск стоит до открытия сезона охоты. Связано это с необходимостью постройки шалаша для охоты. В присутствии стаи тетеревов сделать это невозможно. Тетерев хоть и глупеет в брачный период, но присутствие человека сгоняет его на новое место.

Ищут тетеревов на открытых местах, вырубках или болотах. Выходят на поиски места токования птиц ранним утром. Услышать тетерева можно по характерному бормотанию, которое разлетается по округе на несколько километров. Особенно хорошо оно слышно на рассвете. Помочь в поиске тока может хороший бинокль.

Деревья в это время года еще не покрыты листвой, и местность хорошо просматривается. Не следует приближаться к току ближе чем на 200–300 метров. Определив ориентиры, следует возвратиться сюда позже, когда птицы покинут ток, ближе к десяти утра. Центр тока можно определить по наличию большого количества перьев и птичьего помета.

После того как токовище будет найдено, необходимо поставить метку в его центре и подыскать место для сооружения укрытия. Метка послужит ориентиром при стрельбе во время охоты. При выборе места для шалаша необходимо учитывать особенности окружающей природы.

Рельеф местности играет определяющую роль в выборе маскировки. Ели это поле, то шалаш предпочтительней маскировать прошлогодней травой, если вокруг много елей или сосен, то желательно использовать лапник.

Наши друзья уже заранее позаботились о расстановке шалашей, поэтому мы особо не переживали. Когда меня знакомили с охотничьими тонкостями добычи тетерева, я услышала странное бормотание, непонятно откуда доносящееся.

Эти довольно смешные звуки не давали мне покоя, и я подошла к самому опытному из охотников и задала вопрос, на что получила четкий ответ: это токуют тетерева. Схватив фотоаппарат, я направилась на звук.

 

Пройдя метров 300, подумала, что мне осталось пройти мимо посадки, выйти в поле, и я увижу то, ради чего был проделан столь долгий путь. Однако и через сто метров ничего не изменилось. Ветер дул в мою сторону, я шла по открытому полю с высокой сухой травой и вскоре увидела шалаш, искусно замаскированный.

Значит, скоро увижу ток, подумала я, и на всякий случай включила фотоаппарат. Но неожиданно к тетеревиному бормотанию добавились новые звуки — какое-то шипение, как будто кошки учинили дворовую разборку.

Подкрадываться дальше мне не хватило терпения, и я, забыв про недавние наставления, быстрыми шагами двинулась в сторону звуков. И вдруг передо мной с шумом взлетели потревоженные тетерева.

Черные птицы с ярко-красными бровями скрылись за ближайшими деревьями, оставив меня в неимоверном восторге. Обратно к лагерю я почти бежала, мне безумно хотелось поделиться увиденным.

Даже не помню, сколько времени у меня занял путь обратно, я с восторгом рассказала товарищам, что видела, но для них это было обычное дело. Запрыгнув в машину, мы выдвинулись в сторону тока, чтобы сверить расположение шалаша с возможностью верного выстрела. Мы внимательно осмотрели место тока. Вокруг действительно был оставлен помет, разбросаны перья и затоптана трава.

Потребовалось немного перенести шалаш, чтобы расстояние до токующих тетеревов не превышало надежного ружейного выстрела, после чего все вернулись в лагерь. Вечер провели у костра, за душевными разговорами в теплой непринужденной обстановке.

Подъем был назначен на три утра. Звон будильника прервал сладкие сновидения, я быстро оделась и, выбежав из палатки, оценила погодные условия: небосвод был чист и прозрачен, чувствовался легкий мороз, ветер отсутствовал. Все говорило о том, что день будет отличным, а будет ли он добычливым, зависело от нас и удачи, посланной Артемидой.

Вокруг все зашевелились. Быстро позавтракав и взяв все необходимое, мы выдвинулись в сторону шалашей…

Над нами простиралось высокое, усыпанное звездами небо. На востоке едва уловимо занималась заря. Выйдя на кочковатую открытую поляну, мы осторожно забрались в шалаш. Шепотом пожелав товарищу ни пуха ни пера, я замолчала, чутко прислушиваясь к ночным звукам.

Где-то вдалеке чуфыкнул старый тетерев, оповестив округу о начале тока. Немного погодя токовик, громко хлопая крыльями, перелетел ближе к шалашу и, приземлившись, повторил свой боевой клич. Тьма потихоньку отступала, чуть приподнимая с востока край синего «одеяла». На зов старого зазывалы поспешили остальные тетерева.

Одни садились на близстоящие деревья, другие приземлялись на землю рядом с нами, шумно молотя крыльями в предрассветной тишине. Сколько их было, трудно сосчитать. Со всех сторон слышались такие же грозные, незнакомые до вчерашнего дня звуки, сменяющиеся глухим бормотанием. С замиранием сердца я любовалась невиданным зрелищем…

 

Центровой, самый активный «товарищ», распустил веером хвост, так что крайние, загнутые лирой перья коснулись пожухлой травы. Он опустил голову к самой земле и, словно раздувшись от натуги, зашипел, как пробитое колесо.

Через мгновение, замолотив крыльями, мой герой взлетел на метр вверх и, приземлившись, снова чуфыкнул, будя всю округу. Смешно семеня, переваливаясь с боку на бок, черныш побежал вперед, опустив крылья вниз, воркуя, словно голубь. Когда темная завеса ночи совсем отступила, моему взору открылась восхитительная картина тетеревиного тока.

Возбужденные лирохвостые бойцы, разбившись на пары, делали выпады в сторону друг друга, время от времени подпрыгивали вверх и кружились в танце, придуманном самой природой. В воздухе стоял непрекращающийся гул, шипение перемешалось с воркованием, и отдельных голосов различить было нельзя.

В десяти метрах от шалаша бубнили, сойдясь, два тетерева. Это были равные по силе бойцы, и ни один из них не хотел уступать победу. Соперники то бились грудью, то молотили крыльями, то отступали с опущенными до земли шеями, но драку не прекращали.

Уцепившись за щеки крепкими клювами, бойцы рвали перья, пригибали один другого к земле. Через мгновение, словно по звуку гонга, они, как боксеры, разбегались по своим углам, чтобы снова сойтись и продолжить упоительный бой…

Вдруг неизвестно откуда на ток пожаловали тетерки. Появление дам не осталось не замеченным разгоряченными бойцами. С этого момента страсти накалились до предела и ток забурлил с новой силой. Даже самые измученные гладиаторы снова ринулись в бой. Таких диких страстей мне еще не приходилось видеть и слышать.

Тетерки беспокойно вертелись, словно рассматривая кавалеров, и не переставали подбадривать их поощрительным квохтаньем. Жарким костром разгоралось безветренное морозное утро, заливая светом все вокруг.

Мне не хотелось прерывать этот любовный шабаш выстрелом, хотелось как можно дольше любоваться красотой весеннего брачного торжества. Но время тока заканчивалось, приходилось спешить, да и добыть свой первый трофей было моей основной задачей.

Просунув стволы ружья в амбразуру шалаша, я взяла на мушку ближнего ко мне тетерева и плавно надавила на спусковой крючок. Дробь прошила птицу насквозь, оставив ее на месте. Краснобровый красавец несколько раз ударил крыльями о землю и затих навсегда. В тот же миг все тетерева разлетелись в разные стороны.

После невообразимого гула в воздухе повисла тишина. Казалось, все происходящее несколько минут назад мне просто привиделось, но свидетельство того, что это было наяву, лежало передо мной на земле. Я взяла своего первого тетерева, пригладила иссиня черное перо, и счастливей меня не было охотника на всем белом свете.

 

Понемногу природа оживала, лес наполнялся голосами и звуками, которые можно услышать только в весеннюю пору. Легкие испарения, поднимаясь над землей, распространяли вокруг терпкий запах оттаявшей почвы, прошлогодних трав и прелой листвы. Забегая вперед, скажу, что, придя на следующий день к этому токовищу, мне не посчастливилось добыть еще одного тетерева.

Они отсиживались на деревьях и пристально изучали местность вокруг. Позже я узнала, что ежедневная охота на одном току нежелательна, тем более из одного шалаша. Культурный или просто здравомыслящий охотник обычно прерывает на день-два охоту на току, чтобы дать птице успокоиться.

Молодые охотники должны придерживаться этого правила, чтобы в будущем было на кого охотиться. Блажен тот, кто добровольно ограничивает себя одним тетеревом или парой вальдшнепов за весенний сезон охоты, не желает большего и благодарит судьбу за счастливо проведенные дни.

На природе нужно вести себя скромно и тихо, больше слушать и наблюдать, от этого будет лучше и человеку и природе. И уж коль скоро охотник вторгается вглубь сокровенных тетеревиных тайн, то и сидеть он должен в своем шалаше тише воды, ниже травы, без лишней суеты, позволив себе один-два выстрела за зорю. Трофеи для охотника не главное, в охоте, как и в природе, охотники видят живую душу, богатую и красивую, полную поэзии и любви…

Мы неспешно возвратились в лагерь. Пообедав, собрали палатки. Как ни жаль, но пришла пора отправляться в обратный путь. Я была уверена, что, влюбившись в красивую и увлекательную охоту на току, я вернусь к ней опять.

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button